kroki020661 (kroki020661) wrote,
kroki020661
kroki020661

О Наставнике Ян Чжаоцине (Чэнфу) и не только о нём…

Биография Почтенного господина Ян Чэнфу (楊澄甫)
1883-1936



Портрет Почтенного господина Ян Чэнфу (1883-1936)
(Снимок сделан предположительно в 1923-25 годах)

Толчком для такого блиц-исследования для меня послужили сомнения в том, насколько смерть одного из виднейших Мастеров Ян-ши тайцзицюань Учителя Ян Чэнфу, была преждевременной и естественной… Ведь все представители знаменитого семейства знатоков кулачного боя Ян отличались заметным здоровьем и относительным долголетием…
Вл. У***в

Как-то на глаза попалась статья на английском языке, где со слов ученика, изучавшего тайцзицюань у ученика самого Учителя Чэнфу, была рассказана такая вот история-жизнеописание…

В «Примечании» к английскому переводу, выполненному by Richard Man (June 6th, 2013), говорилось вот что: “…автор статьи являлся учеником ученика Ян Чэнфу, а именно, Цзин Хуа (景華), таким образом, он обращался к Ян Чэнфу как Чэнфу-гун (澄甫公) – Почтенный Господин Чэнфу”.

Нас естественным образом должно заинтересовать следующее – кто тот, с чьих слов написана краткая биография Чэнфу-гуна?

Имя господина Цзинхуа мне знакомо… Это… Лучше приведу строки из «Биографии господина Чжэн Маньцина» (перевод которой размещен на моей страничке в ЖЖ), где говорится:

“По причине заболевания туберкулёзом лёгких он (речь идет о господине Чжэн Маньцине) начал обучаться в созданном и возглавляемом господином Е Дами «Удан Тайцзицюань шэ – Обществе Уданского Тайцзицюань» вместе со своими однокашниками Хуан Цзинхуа (примечание: искомый господин Хуан Цзинхуа из У-цзяна 吳江 黃景華) и Пу Бинжу.
В 1928 году, приехав в Шанхай, Ян Гун (Почтенный господин Ян, т.е. Ян Чэнфу) собственной персоной нанес визит. Е Дами представил ему двух учеников, Чжэн Маньцина и Хуан Цзинцзя (Цзинхуа), наиболее продвинувшихся в совершенствовании, для разъяснения им глубинной сути искусства тайцзицюань.
Дун Хуа (примечание: тот же господин Цзинхуа, многочисленные имена и прозвища были в порядке вещей), Пу Бинжу и другие с почтением попросили господина Чэнфу сделать указания по вопросам искусства. Пу Бинжу и его отец, Пу Цюйчэн, занимающий чрезвычайно высокое положение в обществе, просили господина Чэнфу приехать в Шанхай снова, выражая ему безмерную благодарность за оказанную ценную помощь, и, прежде всего, пригласили его в наставники для овладения начальными задатками его мастерства. Чжэн Маньцин имел глубокие познания в вопросах китайской медицины и искусстве народного врачевания, и когда мать-наставница (т.е. супруга учителя Чэнфу) госпожа Хоу серьезно заболела, именно он расписал последовательность лечения и составил лекарственные рецептуры. Лечение привело к неожиданно быстрому выздоровлению госпожи Хоу, и господин Чэнфу был чрезвычайно тронут этим, выразив благодарность. Наставник [Хуан] Цзинхуа усиленно тренировался, преодолевая трудности, практикуя, действовал осторожно и осмотрительно. Исполняющий обязанности ши-бо (дядюшки-наставника), [Ян] Шоучжун (примечание: Ян Чжэньмин (1910-1985), старший сын Ян Чэнфу от первого брака), ежедневно практиковал с ним парное исполнение [боевого применения тайцзицюань], которое очень хвалил сам Ян гун (почтенный господин Чэнфу). Поэтому в течение всего 1930-го года он совершенствовался, не прерывая занятий, и [Цзинхуа] было позволено «войти в ворота», таким образом, он вошел в ближнее окружение Ян гуна, став его официальным учеником (примечание: в списке 42-х официальных учеников Ян Чэнфу, составленном и опубликованном в 1931 году, его, Хуан Цзинхуа, как и Чжэн Маньцина, нет; хотя, по некоторым данным, в наше время бытует цифра официальных учеников в 65 человек). В последствие Чэнфу гун дал устные наставления, которые были записаны Маньцином ши-бо и Цзинхуа ши, и отредактированы в книгу «Тайцзицюань ти-юн цюаньшу (Полное руководство по сущности и применению тайцзицюань)». В 1934 году эта книга была издана в Шанхайском издательстве «Дадун шуцзю». Помимо имени почтенного Чэнфу, как автора книги, в конце руководства на выходном листе [где указываются выходные данные по печатному изданию] указаны имена Чжэн Маньцина из Юнцзя и Хуана Цзинхуа из Уцзяна (как соредакторов этого пособия)”.

Н этом сведения об Цзинхуа прерываются, по крайней мере, мне ничего не удалось найти… Вскоре, через 5 лет (а то и ранее), началась Японо-китайская война, плавно перетекшая во Вторую мировую, разметавшая людей как щепки… Правда, его имя выплыло в 1948 году, при переиздании книги «Полное руководство по сущности и применению тайцзицюань», выполненное Ян Шоучжуном в память об отце, где он был прописан как редактор, наравне с Чжэн Маньцином.

Соответственно, и об учениках господина Цзинхуа я ничего не нашел… Что не означает, что их не было. Но напрягает то, что именно этот вариант (!) «Биографии Ян Чэнфу» на китайском языке обращается в Китае легально, то есть, надо полагать, признан как правдивое изложение. Но почему-то обезличен, и не имеет автора. А может, я и в этом ошибаюсь…

Сайты, где размещен оригинальный текст на китайском языке:
original from
http://baike.baidu.com/view/770493.htm
https://www.v4.cc/News-1960508.html
http://www.360doc.com/content/17/1118/23/40651037_705145669.shtml


Господин Ян Чэнфу, в более поздний период жизни


Теперь переходим к самой «Биографии…» и её переводу на русский язык…

Перевод выполнен подстрочно с единственной целью – чтобы сомневающиеся при возможности всегда могли сравнить с оригиналом, а Знающие Всё из Первых Уст – не имели причин обвинить в фальсификации… Также он, перевод, изобилует сносками и пояснениями, когда они требуются для разъяснения контекста, и архаичными китайскими идиомами, смысловое значение которых лучше раскладывать «по полочкам». Это хотя и затрудняет прочтение, но в то же время отводит незаслуженные упреки от переводчика. Для иной публикации, в чём я полностью согласен (!!!), изложение потребует более тщательного редактирования…


太極宗師楊澄甫,字兆清,1883年生於北京,其祖父楊露禪、伯父楊班侯、父親楊健侯均為太極名家。
Тайцзи Цзу-ши (Основатель определенного направления в искусстве кулачного боя Великого Предела семейства Ян) Ян Чэнфу, второе имя (по достижении совершеннолетия) Чжаоцин, родился в Бэйцзине (Пекине) в 1883 году. Его дед Ян Лучань, дядя Ян Баньхоу и отец Ян Цзяньхоу в равной степени (так написано в тексте) были именитыми Мастерами и выдающимися знатоками искусства тайцзицюань.

大器晚成
«Большой сосуд долго делается»
(т.е. большой талант созревает нескоро)



Почтенный господин Ян Цзяньхоу 楊公健侯 (楊鑑 Ян Цзянь) (1839-1917)

澄甫公幼年隨父學拳。 健侯公性情溫和,回憶早年練功之苦,對於愛子澄甫不忍管束過嚴。澄甫公每日到拳場練功,拳劍刀槍、推手散手,雖然均合乎楊家祖傳規矩,但並未真正痛下苦功。1912年,澄甫29歲,在北京中山公園設立拳場,公開傳授楊式太極拳劍刀槍,只教架式,欲學大捋散手、粘劍粘桿,必需到楊府拳場,健侯公在家中親自坐鎮。健侯公思慮周密,佈置得當,故澄甫公授拳一帆風順。
Чэнфу-гун начал изучать боевые искусства у своего отца в раннем возрасте. Почтенный господин Цзяньхоу отличался добротой и мягким характером и всегда помнил ту горечь и боль, что перенес сам в юные годы при совершенствовании [семейного] искусства кулачного боя. И в отношении любимого дитя, младшего сына Чэнфу, он не мог допустить [в сердце своем] тех жестких ограничений и тяжких испытаний в обучении [семейному искусству].

Чэнфу-гун «вываривал и отбеливал» (練 лянь – «вываривать и отбеливать [шёлк]; очищать» – образное выражение, принятое в лексиконе боевых искусств), оттачивал своё умение, совершенствуясь в боевых искусствах каждодневно, включая [в процесс тренировок] одиночную последовательность позиций [или «каркас» тайцзицюань], методы владения мечом-цзянь, мечом-дао, длинным копьем-цян, а также туй-шоу – «толкающие руки» (т.е. четко расписанные методы овладения практикой применения) и сань-шоу – «рассеивающие руки», или свободный поединок. И хотя он во всём соблюдал традицию, переданную его легендарным дедом [Ян Лучанем 楊露禪], и строго следовал «циркулю и угольнику» (規矩 гуй-цзюй – «циркуль и [плотничий] угольник»; образно, строго выверенные и жестко установленные нормы и правил), однако не проявлял в своих занятиях истинного рвения, как говорится, не «страдал жестоко, трудясь из последних сил».

В 1912 году, когда Чэнфу исполнилось 29 лет, он открыл в Бэйцзинском (в Пекинском) парке Чжуншань цюань-чан – зал с ареной для занятий боевыми искусствами, где публично демонстрировал традиции семейства Ян в кулачном бое Великого Предела (тайцзицюань), мастерстве владения мечами цзянь и дао, а также длинным копьём-цян. Но обучал лишь манере исполнения одиночной последовательности позиций. Те же, кто стремился глубоко изучить тонкости Да-люй – «Больших откатов-перемещений» и Сань-шоу – «рассеивающих рук» в свободных поединках, познать приемы владения нянь-цзянь – «липкого меча» и нянь-гань – «клейкого шеста», должны были прийти непосредственно в семейную резиденцию Янов, в закрытый от посторонних тренировочный зал. Где уже Почтенный Цзяньхоу-гун, в тиши семейного жилища, сам «садился на место командующего» [процессом обучения]. Цзяньхоу-гун всегда всесторонне и тщательно обдумывал формы и методы обучения, и весь процесс освоения выстраивал в надлежащем порядке. Поэтому преподавание основ кулачного боя Чэнфу-гуном проходили гладко, словно «попутный ветер наполнял его парус».



Ян Чэнфу демонстрирует позицию Дань бянь – «Одиночного кнута»
Именно такими фотографиями Учителя частично иллюстрировал свою первую книгу «Искусство кулачного боя Великого Предела» (1925 год) ученик «1-й десятки» «старший братец» Чэнь Вэймин

1917年,健侯公臨終之前,老淚縱橫,痛責澄甫公日:“你大哥隨伯父練拳,刻苦異常,早已功成名就。你開門授徒,我在後面撐著。現在我要走了,如有高手前來比試,你萬一失手,楊家威名掃地。你不用功,楊家功夫失傳,真是不孝之極。我死不暝目!”澄甫公驚聞此言,痛徹心肺,垂淚叩首,發誓用功。
В 1917 году, незадолго перед самой кончиной, Почтенный господин Цзяньхоу, лицо которого «старческие слёзы залили вдоль и поперек», высказал суровые упреки Чэнфу-гуну: “Ваш старший брат [Ян Шаохоу], совершенствуясь в искусстве кулачного боя, во всём следовал Вашему дяде [Ян Баньхоу], терпел горькие лишения, преодолевал неимоверные трудности, и к нему уже давно, как говорится «по заслугам пришла и слава». Вы, мой сын, «открыли ворота», набирая учеников для обучения, но я всегда стоял позади, подпирая Вас, и это было видно всем… Ныне я собрался уходить, настало моё время. И если вдруг появится умелый боец, что захочет померяться с Вами силами, даже десятитысячная доля случая, что Вы можете «выронить из рук» победу и потерпеть неудачу, навсегда уронит в пыль славное имя семьи Ян, и оно исчезнет без следа! Вы не совершенствовались в мастерстве должным образом, и Традиция гунфу семьи Ян может просто быть утеряна! Поистине, это крайне непочтительно к памяти предков! И я умру, не закрыв глаза [от горечи и стыда]!”.
Услышанные от умирающего отца слова настолько потрясли Чэнфу-гуна, что «жестокая боль пронзила его сердце и лёгкие» (потрясли его до глубины души), а глаза наполнились слезами… Низко склонив голову, он поклялся с этой минуты с неимоверным усердием совершенствовать свои навыки [в искусстве кулачного боя].

健侯公逝世之後,澄甫公閉門謝客,日夜苦練。 此時澄甫公已34歲。健侯公有一位家道殷實之門生,每月敬奉澄甫公束脩大洋30元,作為安家費用。澄甫公以每月6元大洋工資,僱用一名身強力壯大漢作為“樁子”。練拳者用木柱或石碑作為打擊目標,試驗勁力,稱為“打樁”。例如,練大捋之靠勁,楊家老輩要練靠打木樁(九宮樁)或樹樁;練白臘桿之粘勁,亦每日在樹樁上左右反复刷勁。然而草木無情,唯有活人方能跳躍、躲閃、反擊。以人為目標試勁,乃打“活樁”。
После того, как почтенный господин Цзяньхоу скончался, Чэнфу-гун «закрыл ворота и отказал в приёме всем гостям» (полностью отгородившись от общения с внешним миром), дни и ночи упорно оттачивая своё умение. К этому времени Чэнфу-гуну уже минуло 34 года.

У Почтенного наставника Цзяньхоу был некий ученик, обладающий немалым достатком и высокими моральными принципами. Каждый месяц он с почтением подносил господину Чэнфу денежную сумму в размере 30-ти серебряных юаней в качестве вознаграждения Учителю на покрытие хозяйственных нужд и содержание семьи. Из этих денег Чэнфу-гун ежемесячно откладывал 6 юаней на оплату найма какого-нибудь крепкого телом и обладающего большой физической силой, рослого и массивного мужчины, чтобы использовать его в качестве “чжуан-цзы”, или «человека-столба». При совершенствовании в кулачном бое повсеместно использовались деревянные столбы или каменные плиты [вкопанные стоймя] для отработки, как говорится, «нанесения ударов точно в цель». Именно такими способами нарабатывали цзинь-ли, или «внутреннюю мощь», и этот метод называли да-чжуан – «забивание свай».

Для примера, совершенствуя в Да-люй («Больших откатах-перемещениях») као-цзинь (靠勁), или внутреннее усилие-цзинь толчка-напирания плечом, старшее поколение мастеров семьи Ян считали особо важной отработку ударов-напираний плечами именно в деревянные столбы (цзю гун чжуан – «столбы девяти дворцов», своеобразное тренировочное приспособление в искусстве рукопашного боя) или высокие древесные пни. А развивая мастерство в Байла-гань чжи нянь-цзинь – технике применения «липкой цзинь» (粘勁) с шестом Байла (гибкий, пружинистый шест из особой кустарниковой древесины белого цвета), также каждодневно совершенствовались у высокого пня, с силой проводя, как бы «соскребая», по обеим сторонам ствола и перекидывая шест с левой стороны на правую, и обратно. Однако «травы и деревья» бездушны и не проявляют «своего характера». И только живой человек способен отпрыгнуть, ловко увернуться и ответить ударом на удар. Только живой человек помогает отработать выброс внутренней мощи-цзинь «точно в цель», именно когда бьёшь по «живому столбу».

推手、散手之身法、步法,均合乎太極門內之規格。 其他門派武師上門比試,決不會按太極門之規格出手。因此尚須打“活樁”,在各種不規範狀況下,以身軀之任意部位接勁,將人樁騰空放出。楊式太極之長勁,雖然將人彈放甚遠,但人樁決無內傷之虞。一根白臘桿、一個人樁,陪伴澄甫公閉門苦練6年,反复悟健侯公所授之內功心法,終於內勁通靈,可以隨手將人樁發放至2丈外。
Шэнь-фа – «методы тела» (способы движений туловища), применяемые в «толкающих руках» (туй-шоу) и свободных поединках (сань-шоу), бу-фа – методы шагов-перемещений – все они строго соответствуют стандартам, что приняты «за вратами Великого Предела» (т.е. в искусстве тайцзицюань, как стиле кулачного боя). Но мастера рукопашного боя других направлений, когда желали посостязаться в свободных поединках для определения сильнейшего [как бойца, так и стиля], ни в коем случае не стали бы придерживаться в этих схватках тех стандартов, что составляли основу, принятую «за вратами Тайцзи» (в кулачном бое Великого Предела). Поэтому в своих тренировках ударной техники по «живому столбу» Чэнфу-гун отрабатывал различные ситуации, не всегда соответствующие [общепринятым и весьма своеобразным действиям в тайцзицюань]. Он произвольно посылал внутреннюю мощь-цзинь в разные части своего тела, прикладываясь к человеку-«столбу», да так, что тот просто «взлетал на воздух, приземляясь в отдалении»… Чан-цзинь («продолжительное, длинное», то есть предельно мощное усилие-цзинь) усиленно практиковалось в искусстве тайцзицюань внутри семейства Ян, при испускании которого противник далеко отбрасывался прочь, однако [при совершенствовании Ян Чэнфу своего умения] человек-«столб» не получал никаких повреждений внутренних органов.

Таким образом, практикуясь с шестом Байла и оттачивая умение с человеком-«столбом», Чэнфу-гун за «закрытыми дверями» упорно шлифовал свои навыки в течение 6-ти лет. Также он, многократно повторяя, постигал переданные отцом, Почтенным Цзяньхоу, нэй-гун синь-фа – “секретные методы совершенствования внутреннего” (內功心法). В конце концов, его внутренняя мощь (內勁 нэй-цзинь – внутреннее усилие-цзинь) проистекала свободно и одухотворенно. Как только Чэнфу-гун касался человека-«столба» руками и испускал [своё усилие-цзинь], то отбрасывал его на расстояние в 2 чжана (более 6, 5 метров).

澄甫公心中尚未踏實,因為人樁畢竟不是武師。當時吳鑑泉先生在北京天壇授拳,門徒眾多,乃德高望重之太極名家。澄甫公遂前往天壇找吳氏試手。吳氏得知澄甫公來方,趕緊出茶室招呼:“三爺多時不見,有何指教?”澄甫公日:“沒事。咱倆摩摩手。”兩人一搭手,澄甫公順勢進圈,手背帖在吳氏腹部,輕輕往上提了3下,吳順勢跳了3跳,楊吳本有同門之誼,又有眾多門徒在場,故澄甫公點到為止,並未發勁。吳氏柔化功夫極好,往年澄甫公與吳推手,總無法將吳粘住,更不能將其放出。如今一搭手即將吳粘住,澄甫公自知功夫長進,今非昔比,遂放心開門授徒,此時澄甫公已40歲矣(1923年)。
Но в сердце у Чэнфу-гуна всё ещё не было твёрдой уверенности [в собственном мастерстве], потому как человек-«столб» всё же не являлся наставником в искусстве рукопашного боя.

В те времена Почтенный господин У Цзяньцюань (1870-1942, реформатор отцовского (Цюань Ю) стиля кулачного искусства и фактический создатель современного стиля У-ши тайцзицюань 吳氏太極拳) проживал в Бэйцзине и преподавал искусство кулачного боя вблизи Храма Неба (Тянь Тань天壇). У него было множество учеников и последователей – господин Цзяньцюань пользовался огромным уважением и славой как выдающийся Мастер боевых искусств. Чэнфу-гун направился в Тянь Тань, желая встретиться с Почтенным господином У и проверить свои навыки в кулачном бое.

Когда Почтенный У Цзяньцюань узнал о визите Чэнфу-гуна, то незамедлительно вышел из чайного павильона и воскликнул: “Сань’е! Третий Батюшка-господин!* Как давно мы с Вами не виделись! Неужели я и ныне внемлю Вашим мудрым наставлениям?! (ещё одна форма уважительного обращения)”.
Чэнфу-гун ответил: “[Привела к Вам, Почтенный господин Цзяньцюань,] сущая безделица! Хотелось мне лишь соприкоснуться с Вами руками (“померяться умениями”)!”.
_____
*примечание переводчика: довольно сложное для понимания и перевода обращение к младшему по возрасту… У Цзяньцюань был очень почтителен к семейству Ян, помня истоки умения своего отца Цюань Ю (全佑1834-1902), обучавшегося у легендарного Ян Лучаня. Да и сам У Цзяньцюань немало общался с Почтенным Ян Цзяньхоу, Патриархом семейной традиции Искусства тайцзицюань во 2-м поколении… Так что обращение Сань’е (三爺) – «Третий Господин, Третий Дядюшка, Третий Батюшка…» можно трактовать по-разному. Или как дань уважения к семейству Ян и его представителю Ян Чэнфу в 3-м поколении, или как вычурно-почтительное обращение (о! китайский церемониал…!) к третьему сыну Почтенного Ян Цзяньхоу, к которому господин Цзяньцюань испытывал и сохранил глубочайшее уважение.
_____

Сойдясь вплотную, они «скрестили» руки, и Чэнфу-гун, поначалу потворствуя нажиму, двинулся в наступление… Наложив свои руки тыльными сторонами на живот господина У, он трижды легонько попытался приподнять [почтенного Цзяньцюаня]. Господину У, чтобы уступить [тем самым погасить] мощи напора, пришлось трижды подскочить. Но так как Ян [Чэнфу] и У [Цзяньцюань] уже давно, как говорится, «вошли в одни двери» (образный оборот речи, ведь оба они прошли обучение в одной и той же среде внутриклановой передачи Традиции искусства тайцзицюань семейства Ян) и их связывала крепкая дружба, тем более их окружали многочисленные ученики Почтенного Цзяньцюаня, пристально наблюдавшие за происходящим, поэтому Чэнфу-гун «приложился лишь самую малость», не применив фа-цзинь (или ураганный выброс мощи).

Господин У Цзяньцюань весьма искусно владел жоу-хуа гунфу – “совершенным умением мягкой нейтрализации” (柔化) (или мягкому, уступчивому пресеканию и преобразованию атакующих действий противника любой мощи). И в прошлые времена, когда Чэнфу-гун и господин У сходились в туй-шоу, никогда не бывало такого, чтобы Чэнфу смог просто «приклеиться-придержать» (читай, как “взять под контроль, лишая подвижности”) Цзяньцюаня, а уж тем более, выполнить испускание-[выброс цзинь]!

А ныне Чэнфу-гун, в тот момент, когда «сошелся на руках» с Господином У и «плотно прилип» к нему, четко осознал, что его гунфу (как высокое умение) далеко продвинулось вперед. Как говорят, «сегодня уже не то, что вчера», и тогда в сердце Чэнфу наступило спокойствие и уверенность… Он незамедлительно «открыл двери» [своей школы] и начал принимать учеников. В этот год Чэнфу-гуну минуло уже 40 лет (1923 год).

北京練武行家極多,聽說楊三爺重開山門,上門討教者絡繹不絕。澄甫公來者不拒,對方莫不隨手跌出尋丈之外,甚至有人被澄甫公騰空擊出二、三丈遠,跌至楊府門外。路人、圍觀者嘖嘖稱奇。於是澄甫公名聲大噪。登門比武者只有兩人與澄甫公未分高下。
В Бэйцзине обреталось огромное число мастеров, обучающих воинским искусствам. И когда пошла молва, что Третий господин, Ян Сань’е, вновь «открыл врата в святая святых» (т.е. распахнул двери семейного тренировочного зала), то череда жаждущих поучений, стремящихся посетить его дом, потянулась нескончаемым потоком. Господин Чэнфу принимал всех, никому не отказывая. И не было ни одного, кто, вставая против Чэнфу-гуна померяться умением, в тот же миг не оступался и не отлетал назад на чжан или около того. А некоторые даже взлетали на воздух, оказываясь на расстоянии за 2, а то и 3 чжана, порой вываливаясь из дверей дома Яна и падая на мостовую. Люди, собравшиеся у дверей дома и просто прохожие, лишь цокали языками от удивления. После этого события известность Чэнфу-гуна распространилась весьма широко. К вопросу «о состязании в силе и ловкости» не подходили лишь два человека, которые не делили с Чэнфу-гуном, кто «выше, кто ниже» (то есть, между ними, в силу ряда причин, не стоял вопрос первенства по определению).

其中之一河北香河縣人張策(1859-1935),字秀林,乃通臂拳名家,人稱“臂聖”,外號“張大辮子”。 辛亥革命後,張仍保留辮,與人交手之時,他一搖頭,辮子飛到對手眼前。 對方一眨眼,即被擊出。
Одним из них был выходец из уезда Сянхэ провинции Хэбэй Чжан Цэ (1859-1935), второе имя которого Сюлинь, знаменитый мастер стиля Тунбэй-цюань, которого ученики называли не иначе как Бэй-шэн – «Волшебные руки». За пределами [ближнего круга] его прозвали Чжан да-бянь-цзы, или «Господин Чжан – длинная коса», потому что и после Революции 48-го года (Синьхайской революции, свершившейся в Китае в 1911 году – в 48-м году по традиционному 60-летнему циклическому календарю, принятому в Цинской империи) Почтенный господин по-прежнему носил длинную косу. И когда мастер Чжан, «скрещивая руки», сходился с противником в схватке, он резко встряхивал головой, и коса [стремительно описывая круг] проносилась точно перед глазами соперника. Тот непроизвольно смаргивал глазами, закрывая их лишь на миг, и в этот момент получал мощный удар, сносящий его напрочь.

另一位是形意、八卦名家孫福全(1861-1932),字祿堂,河北完縣人。 孫先生瘦小輕靈,有“活猴”之美譽。 露禪公與董海川比武之後,義結金蘭。澄甫公亦在比武之後,與張秀林、 孫祿堂結義,成為換帖兄弟。此三人乃當時北京武術界之魁首也。
Другим таким человеком был легендарный мастер Синъи[цюань] и Багуа[цюань] Сунь Фуцюань (1861-1932), второе имя Лутан, выходец из уезда Вань провинции Хэбэй. Почтенный господин Сунь отличался худощавым сложением и невысоким ростом, был ловок и стремителен в движениях. Имел прозвище Хо-хоу – «Живая (предельно подвижная) обезьяна» (примечание: 猴 – Обезьяна – девятое животное из зодиакального цикла, отличается находчивостью и расторопностью), которое лишь укрепляло его высокую репутацию.
[Легендарный Ян] Лучань и Дун Хайчуань (знаменитый создатель стиля кулачного боя Багуа-цюань (или чжан), 1797-1882) поначалу сошлись [в своё время] в поединке, чтобы померяться силами, а после связали себя узами чести и долга, став побратимами. Чэнфу-гун также [изложил почтительную к ним просьбу] посостязаться в силе и ловкости на ниве кулачного умения, а после с Почтенными господами Чжан Сюлинем и Сунь Лутаном связал свои добрые отношения узами чести и долга. [Все трое] обменялись визитными карточками (очень важная процедура обмена карточками с прописью фамильного знака и других генеалогических данных), и Чэнфу стал для обоих младшим братом, а они для него – старшими братьями.

В те времена в мире боевых умений Бэйцзина эти три человека являлись, как говорится, вожаками сообщества мастеров у-шу (воинских искусств).
***
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments